Евгений Сытый: «Лалай-Балалай» сняли за три дня»

Ирина Сокол 29 сентября 2017

 

Три события одно за другим – две победы (на «Кинотавре-2017» и фестивале «Короче») короткометражки «Лалай-балалай» и выход в прокат сериала «Гоголь» – заставили меня вновь набрать московский номер Евгения Сытого, который в моем телефонном справочнике по-прежнему записан как Женя Костюков.

Признаться, не надеялась, что он сразу ответит – в последнее время редко удавалось дозвониться: у него – то съемки, то репетиции в театре, то гастрольные переезды, а между всем этим перелеты из Москвы домой (в Кемерово) и обратно…

Но даже не пришлось ждать на трубке. Репетиция спектакля только что завершилась, и этим вечером он свободен.

– Жень, ты теперь уже, наверное, насовсем москвич? Не случайно спрашиваю: кузбасские СМИ говорят о тебе «наш земляк». Причем беловские называют тебя «своим», так как родился в Белово, киселевские – тоже, увидев мелькнувшее в твоей биографии название своего города. Затем был Берёзовский – здесь 10 школьных лет прошли, и, наконец, Кемерово, где начиналась актерская карьера. И для всех нас ты кузбассовец. А кем ты себя больше всего ощущаешь?

– Россиянином (чтобы никого не обижать). География съемок и гастрольных поездок широка… Но родители, семья пока в Кузбассе. Родина там.

– МХТ (Московский художественный театр) в последний раз был в Кемерове перед Днем шахтера. Без тебя …

– В спектаклях, которые привозили  в Кузбасс, я не задействован. Сейчас репетирую в постановке Молочникова «19.17. Светлый путь». Это аллегория, посвященная 100–летию революции. В основе сценария роман-утопия Платонова «Чевенгур». У меня роль кухарки.

– Только что завершился премьерный показ первой части сериала «Гоголь. Начало». Каждая вторая сцена – с тобой в роли Якима. Хочется сейчас понять, одинаково ли мы с тобой (я – как зритель, ты – как актер) понимаем этого персонажа. Донес ли ты до зрителя в моем лице то, что хотел. Так какой он в твоем восприятии, этот большой ворчун?

– Он по всем характеристикам, ну, как …папа. Ведь Яким, по сценарию, при Николае Васильевиче с самого его рождения, заботится о нем с пеленок… Старается уберечь его от неверных, в своем понимании, действий.

– Ну да, для крепостного он слишком много позволяет себе – спорит с барином, ворчит на него. Проявляя заботу, ведет себя часто не как слуга, а как более старший и мудрый товарищ, дядюшка, или, действительно, папа… А его образ полностью был прописан в сценарии, или приходилось что-то самому «достраивать»? Была ли у тебя возможность говорить и действовать в кадре, как ты чувствуешь?

– Образ, можно даже сказать, будто для меня и был придуман. Я это почувствовал еще до кастинга, который прошел на одном дыхании. Мне ничего не пришлось додумывать и доделывать, оставалось только играть.

– Мне показалось, что на тебе грима было меньше, чем на других актерах. Пудры, которой покрывали лица исполнителей (для пущей мистичности, наверное), явно на тебя пожалели…

– Гримировали и меня, и всех остальных подолгу. Особенно Петрова Сашку (Гоголь – прим. ред.). В течение съемочного дня несколько раз поправляли грим.

– Те, кто видел фильм, поняли, что он не претендует на историчность и достоверность. Деревенька Диканька, правда, построена со вкусом. А вот готический замок – откуда ни возьмись…

– Декорации деревни построили специально для «Гоголя» в Псковской области. Съемки проходили в Михайловском и городке Изборске. А интерьеры «средневекового замка» снимали в Санкт-Петербурге, это знаменитый особняк Кельха.

– …Ярым сторонникам классики фильм, возможно, не понравится. Как мне кажется, чтобы принять такого «вольного» Гоголя, зритель должен быть либо неискушенным, либо подготовленным и обладающим неким художественным вкусом и чувством юмора, к тому же быть не вредным, чтобы не придираться, например, к молниям на сапогах… Что там у вас вообще с костюмами было?

– И в костюмах, и во всем остальном много условностей. Главное – действие и характеры, под которые и подбирали грим, одежду. Так, нашего Гоголя оставили без знаменитого носа его прототипа. Или, к примеру, следователь Гуро – личность яркая, выделяется ярко красным пальто. У моего Якима все просто, по-мужицки: тулуп, сапоги. Кстати в первый сезон съемок (а снимали сериал две осени) на мне были настоящие немецкие сапоги с клепками. А во втором сезоне тех сапог костюмеры уже не нашли, обули в то, что было.

– Чувствуется, что удовлетворение от участия в этом проекте у тебя есть.

– Я получил огромное удовольствие! Что скрывать, давно мечтал попасть в такую классную историю, с такими партнерами и такой ролью.

– Скоро продолжение Гоголя. Увидим ли снова Якима?

– Яким будет все так же ворчать и просить Гоголя поскорей уехать из этих жутких мест. В одной из серий должна быть сцена похорон Гоголя. Там мы (Яким, доктор, кузнец) плачем над гробом. Но на съемочной площадке все почему-то смеялись до коликов, до слез. Вот эти слезы и снимал оператор. Хочется увидеть, как смонтировали…

– А ты еще не видел?

– Нет, пока… Хотя очень интересно, что получилось.

– Получилось весело, насколько могу судить по первому фильму. Впереди еще три. Жду с нетерпением. А помнишь, ты говорил, что хотел бы получить комедийную роль? Вот и сбылось!

– И в «Гоголе», и в «Лалай-Балалае» сбылось!

– Удивляюсь, как ты успел-то все?

– «Лалай-Балалай» был уже после «Гоголя», и сняли его всего за три дня.

– Как раз сейчас в Кемерове завершается международный кинофестиваль «Видение». В программе последнего дня «вне конкурса» показ самых нашумевших короткометражек, среди них должен быть и «Лалай-Балалай». Думаю, билетов будет не достать… Расскажи хоть, о чем фильм и как он создавался?

– Предыстория такая. Во время гастролей театра в Томске как-то после спектакля я, Павел Ворожцов и Руслан Братов вышли на улицу, разговаривали, делились идеями, и родился сюжет: трое друзей после ресторана пускаются во все тяжкие. Кульминацией происходящего становится катание на карусели в парке. Завести завели, а остановить не получилось. Только еще сильней раскрутились. Так и катались всю ночь. Чуть не погибли. Но закончилось все хорошо. Вот такой лалай-балалай… Сами придумали, сами и сыграли. За плату работал только оператор. Продюсировал проект известный актер Григорий Добрыгин. Результат неожиданный и приятный – сразу две премии.

– Нет оснований не доверять профессиональному жюри. Поэтому присоединяю к его аплодисментам свои!

  • Яким – роль второго плана. Сытый – слева. Фото пресс-службы фильма.

 

Фильмография

Лалай-Балалай (2017), Гоголь. Начало (2017), Вы все меня бесите (сериал, 2017), Матрешка (2016), Красные браслеты (сериал, 2016), Пушкин (сериал, 2016), Озабоченные, или Любовь зла (сериал, 2015), Страна чудес (2015), Орлеан (2015), Еще один год (2013), Некуда спешить (2012), Здрасьте, приехали! (2012), Долгая счастливая жизнь (2012), Пока ночь не разлучит (2012),Жить (2011), Фарфоровая свадьба (сериал, 2011), Короткое замыкание (2009), Сумасшедшая помощь (2009), Свободное плавание (2006), Коктебель (2003).

Из биографии

Евгений Костюков (Сытый – творческий псевдоним) родился в 1969 году в городе Белово, в семье шахтера. Какое-то время семья жила в Киселевске, а школьные годы будущая знаменитость провел в Берёзовском (выпускник школы №16). Поступив в Кузбасский политехнический институт (КузГТУ), начал играть в студенческом театре «Ложа», после стал его режиссером и художественным руководителем. На данный момент Евгений Сытый является актером Московского художественного театра им. А. П. Чехова (МХТ).

Предыдущее интервью с Евгением Сытым   Амплуа грустного комика

comments powered by HyperComments